Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

ЕИВ

Игорь Стрелков: «Я веду свою собственную войну- за Россию»


Мне повезло. Я был в Славянске 13 и 14 мая 2014 года и разговаривал с командиром обороны Игорем Стрелковым. После моей  публикации в «ЗАВТРА»  «Герои Славянска: командир Игорь Стрелков» мне позвонил давний соратник И.Стрелкова Дмитрий Матлин. Дмитрий меня познакомил с другом Игоря, участником многих совместных исторических походов и членом пулеметной команды Стрелкова - Вячеславом Середой. 21 мая я встретился с Дмитрием Матлиным и Вячеславом Середой в одном из кафе рядом  с Кузнецким мостом в Москве. Мы долго беседовали об Игоре Стрелкове. Я рассказал о своей последней встрече и разговоре в Славянске.

Collapse )

О Сталине.

Я на эту тему мало высказывалась, не потому что мне дискуссии последних дней безразличны, а потому что я не чувствую себя принадлежащей ни к одному их лагерей: ни сталинистов, ни либеральных или власовских ругателей сталинизма. К сожалению, здоровый национальный антисталинизм очень маргинален и Сталина как политика хвалят не за то, что нужно, и ругают тоже не за то, что нужно. Признать его просто политическим гением и на этом успокоиться я тоже не могу, потому что твердо знаю, что именно его политика поставила наш народ на грань катастрофы в 1941 году. Но излагать подробно свое мнение на этот счет у меня нет времени и мозговых сил.

Поэтому я просто сошлюсь на статью Егора Холмогорова "Разбирая Сталина". Автор почему-то среди либералов считается сталинистом, но мнение это поверхностно и предвзято.

Среди достоинств статьи в первую очередь следует назвать ее методологический базис: Егор говорит, прежде всего, о фактах и уже на их основании делает выводы. Обычно люди делают наоборот и получается глупо. Среди основополагателей метода автор называет Гегеля ("кто мыслит абстрактно, тот мыслит неправильно"), но для меня такой подход в большей степени ассоциируется с "Народной монархией" Солоневича: русская идеология может быть основана только на фактах нашей исторической жизни и больше ни на чем.

Далее определяющим для Егора в его отношении к Сталину является один критерий - судьба русской Церкви и русского народа, а не желание возвеличить или поругать одну отдельно взятую историческую личность. И этот подход мне тоже близок.

В статье в этом отношении не освещены многие вопросы, в частности, сталинская национальная политика, но ведь это пока только статья, а не монография.

Вот несколько очень ярких цитат из статьи:

"Утверждается, что о позитивной оценке Сталина не может быть и речи, коль скоро он был гонителем Церкви, при нем убивали священников, он создал систему, при которой возможен стал в 1937 году расстрел множества новомучеников. Подобный ход мысли не может быть признан церковным, поскольку он противоречит святооотеческой традиции, в которой положительной исторической оценки удостоился ряд императоров, при которых шли гонения на христиан и пострадало немало мучеников."

"Чем мы можем объяснить такой странный «сбой» в политике Сталина, на всех остальных фронтах к тому моменту уже несколько лет проводившего русски-националистическую и даже старорежимную политику? Ответ этот достаточно прост. (...) Даже подпольная и гонимая Церковь сохраняла статус альтернативной большевистской партии и государству системы самоорганизации русскогог народа."

"Таким образом, недовыкошенность религиозного, православного, церковного населения в СССР, те самые  55,3 млн. человек (из них 19,8 млн. - мужчин и 35,5 млн. - женщин), которые отважились в переписи 1937 назвать себя верующими, оказалась единственным фактором народной, тыловой сопротивляемости русских - и Сталин, как вдумчивый исследователь проблем организации тыла, не мог не признать этого факта."

"Фактически Сталин сказал следующее - ошибки его собственного режима поставили страну на грань катастрофы и военного поражения (современные сталинисты у которых Сталин выходит чуть ли не идеальным политическим терминатором могли бы принять во внимание его собственное мнение на сей счет). Было бы вполне логично, если бы русский народ попросту выгнал этот режим взашей и поставил бы новый, который бы сговорился с Германией (другими словами, «власовская альтернатива» представлялась Сталину вполне логичной). Но русский народ не сделал этого в общем довольно логичного для заурядного народа вроде французов шага, вместо этого он, по сути, сказал Сталину и его присным: «Да, вы совершили ужасные ошибки и создали угрозу поражения. Но дело жизни и дело чести нашего народа - победить и разгромить захватчиков, вы не смеете отступать и снимать с себя ответственность - оставайтесь нашим правительством, а мы приложим все усилия для того, чтобы победить врага»."